Гамма-лазер

ГАММА-ЛАЗЕР В.И.ПЕТРИКА.

В.И. Петрик впервые в мировой практике разработал технологию массового получения чистого изотопа осмий-187 и совершил научно-инженерный прорыв в разработке новой концепции гамма-лазера. Ему же принадлежит идея осмиевой защитной метки для особо ценных бумаг и бумажных банкнот и её полное инженерное воплощение.

1. Есть ли решение у одного уравнения с двумя неизвестными?

В.И. Петрик разработал уникальную технологию получения из отходов горнохимических производств и разделения природных изотопов осмия: высоко производительную, экологически чистую и дешёвую. Впервые в мире он получил чистый изотоп осмия-187. Он мог в своей лаборатории нарабатывать до 10 кг такого изотопа в год. Однако алчность людей, взявших на себя обязательства по продаже осмия-187, практически свела на нет результаты двухлетней работы: случайным запросам сомнительных компаний и неизвестных лиц В.И. Петрик не доверял. Между тем, установка по производству осмия-187 продолжала «крутиться», дорабатывая остатки горнохимического сырья.

Пришло время серьёзных размышлений и глубокого анализа сложившейся ситуации. В.И. Петрик задумал новую разновидность технологии, позволяющую использовать для получения осмия-187 иные источники сырья. Вскоре эти размышления и лабораторные опыты привели к созданию технологического способа извлечения осмия их кислых растворов, защищённого новым патентом.

Однако главным для В.И. Петрика в тот момент было другое: в голове неотступно крутился вопрос с двумя неизвестными величинами. «Почему ртуть и осмий? Почему у зарубежных бизнесменов нет интереса к другим дорогостоящим изотопам. Взять хотя бы серу-33… Стоит дорого, но не надо связываться с драгметаллами… и не надо связываться с более редким осмием… Значит, кому-то требуется именно осмий и ртуть… И не ради денег… Но для чего?».

Итак, ртуть и осмий. В.И. Петрик поднял всю доступную литературу для выяснения общих характеристик или хотя бы второстепенных похожих черт двух элементов.
Целыми днями он, казалось бы, бесцельно и бездумно листал справочник физических величин. Страница за страницей его подсознание впитывало информацию. И наступил момент, когда оно заставило сознание сфокусировать взгляд на цифре «155» в таблице свойств изотопов осмия. 155 кэВ (килоэлектронвольт) – это энергия перехода ядра осмия-187 из возбуждённого в основное состояние!
Прекрасно подготовленный интеллект и отличная память вдруг осветили всю проблему, связанную с этими параметрами. В следующий момент он уже знал, что нужно искать дальше. В таблице свойств изотопов ртути Петрик мгновенно нашёл «153 кэВ». Это была энергия перехода ядра изотопа ртуть-199! Пролистав ещё несколько страниц справочника он убедился, что существуют ещё два изотопа европия и ксенона с близкими величинами энергий перехода. Но на изотопном рынке на них спроса нет. Чем же они в таком случае могут кардинально отличаться от осмия-187 и ртути-199?
Чем же… Плотностью… Конечно же, это объёмный вес! Осмий-187 и ртуть-199 – это самые тяжёлые в природе элементы! Значит у них аномальная упаковка ионов в кристаллической решётке! А есть ли связь с энергией перехода? Возникновение упругих волн в решётке - фононов? Отдача на кристаллическую решётку? А почему энергия близка к 150 кэВ? Но это же эффект Мёссбауэра? Ведь, согласно Мёссбауэру, именно у этих изотопов время жизни нижнего, промежуточного возбужденного состояния 100 наносекунд! Отдача! Резонанс! Боже мой! Так ведь осмий-187 и ртуть-199 - это рабочая среда гамма-лазера!!!

С того дня прошло более 10 лет и, конечно же, трудно восстановить в деталях ход подсознательных импульсов, заставляющих сознание формулировать правильные слова и понятия. Однако В.И. Петрик подтверждает, что всё примерно так и происходило. Перегруженное нужной информацией подсознание обязательно подскажет правильное решение.

Можно ли решить уравнение с двумя неизвестными? Опыт В.И. Петрика свидетельствует – мозг человека может всё!

Всё встало на свои места. Стало понятно, почему Некто ведёт охоту именно за этими изотопами. Это же исследования по созданию гамма-лазера! Стало ясно, что аномальные физические свойства «красной ртути» задаются присутствием в её составе ртути-199. Как же раньше это было никому не понятно? Действительно, о том, что в состав формулы «красной ртути» входит один из самых необычных изотопов ртути, мог знать только её производитель, о таком веществе отсутствует справочная информация.
Ну а осмий-187? До сегодняшнего дня – это лучшая среда для экспериментальных работ по созданию гамма-лазеров. Теоретики однозначно считают, что чем выше чистота изотопа, тем больше шансов на получение когерентного гамма излучения. В осмии-187, который производит Окриджская лаборатория в США, 30% атомов препятствуют такому излучению! Чем чище изотоп, тем выше вероятность формирования нужного процесса. Некто, занимающийся разработкой гамма-лазера, решил поискать более чистые, чем в США, изотопы в России, а вдруг есть? Сам он при этом оставался в тени. Были задействованы десятки подставных фирм, ничего не понимающих в этом деле. Они нашли, скажем, два грамма чистого осмия-187, который не в состоянии произвести Окриджская лаборатория. Некто купил этот продукт. И ушёл со сцены. Разработчикам гамма-лазера двух граммов хватит на многие годы исследований, ведь они не расходуемые. Вот если лазер будет создан… то понадобятся десятки, сотни граммов для выращивания рабочего тела, монокристалла и т.д. И они есть у России.

Я как-то раз спросил В.И.Петрика его мнение по поводу названия организации, которой потребовались очень чистые редкие изотопы. Виктор Иванович уверенно ответил:

- Пентагон. Конечно же, Пентагон.

Мог ли В.И. Петрик пропустить мимо себя такую великую проблему, как гамма-лазер, не попробовав в ней свои силы? Нужно совсем не знать Петрика, чтобы ответить на этот вопрос утвердительно.

2. В.И. Петрик и краткая история идеи гамма-лазера.

В 1926 году физиком А. Эддингтоном в серьёзном научном журнале были написаны пророческие слова:
«Распад радия является событием спонтанным, если атом радия изолированная система. Но этот распад можно стимулировать полем гамма-излучения той же частоты, которую имеют испускаемые при распаде радия гамма-лучи».
Это утверждение о возможности индуцированного испускания гамма-фотонов возбуждёнными ядрами было сделано учёным задолго до овладения ядерной энергией и создания оптического лазера. Тем не менее, оно отражает глубокое понимание действия физических законов вынужденного испускания во всем спектре электромагнитных волн и во всех типах квантовых излучателей. В том числе и в гамма-лазерах, кажущихся даже сегодня большинству физиков фантастическими.

Через три десятилетия после пророчества Эддингтона физики Ч. Таунс и А. Шавлов, основоположники современной квантовой электроники в оптическом диапазоне в очередной раз высказали сомнение в том, что лазеры смогут быть продвинуты за ультрафиолетовую границу спектра. Их убеждённость была основана на известном факте чрезвычайно быстрого роста скорости спонтанного испускания с частотой фотонов, требующего колоссальной интенсивности накачки для его уравновешивания в процессе создания инверсии населённости и преодоления порога генерирования. Эти проблемы казались в принципе непреодолимыми. Если, конечно, не будут найдены радикально новые подходы и решения.

Однако, несмотря на скепсис патриархов квантовой электроники в отношении создания гамма-лазеров, эта проблема вот уже пол века продолжает волновать и привлекать физиков.
Нобелевский лауреат, академик Российской академии наук В.Л. Гинзбург ещё в 1971 году отнёс создание гамма-лазера к «числу важных и принципиальных физических проблем», ждущих «какого-то «прорыва»: рождения новой идеи или открытия новых явлений». Эту точку зрения он подтвердил и совсем недавно, в 2003 г.
Идеей гамма-лазера был увлечён и ректор Московского университета, академик Р.В.Хохлов, трагически погибший в 1977 г., но успевший передать свою увлечённость московскому физику Р.Н. Кузьмину. Тот стал председателем научно-методического совета министерства обороны по гамма-лазеру, возглавив, по сути дела, все исследования по этому научному направлению в СССР. Позже, в 1989 г., совместно с В.И. Высоцким Кузьмин напишет первую и пока единственную в мире книгу «Гамма-лазеры».

Причины этого интереса очевидны. Решение подобной задачи, как считает российский физик, профессор Л.А. Ривлин, посвятивший около полувека своей жизни теоретическому обоснованию возможности создания различных типов гамма-лазеров, позволило бы на практике применить известные сегодня фундаментальные закономерности индуцированного испускания электронов, столь успешно используемые в оптических лазерах, к новому классу квантовых излучателей: ядрам и даже античастицам.
Это, в свою очередь, «открыло бы для современной науки и технологии новый диапазон энергий когерентных фотонов - килоэлектронвольтный и, быть может, даже мегаэлектронвольтный, а также ввело бы в практику новый тип экзотермических ядерных реакций – цепную реакцию индуцированных радиационных переходов возбуждённых ядер». Вполне возможно, что это - новый энергетический источник для человеческой цивилизации.

Есть ли сколько-нибудь серьёзные основания у физиков тратить свою жизнь на проблему гамма-лазеров после столь негативного отношения к ней основоположников квантовой электроники?
Быть может, Нобелевский лауреат Ч. Таунс имел в виду только электронные переходы в атомах и ионах и совсем выпустил из виду существование метастабильных состояний изомерных ядер с большим временем жизни по отношению к спонтанному распаду, для которых ограничения знаменитого физика утрачивают силу?
И не может ли интерес к метастабильным изомерным ядрам и манипуляции с ними составить основу того радикально нового подхода, который приведёт к созданию гамма-лазеров?
Это был шанс для гамма-лазера и оправдательные мотивы для работы над ним десятков физиков!

Несколько десятилетий научные группы и лаборатории в ведущих странах мира, уверовав в метастабильные изомерные ядра, движутся по этому пути. Однако этот поход, как в начале казалось, по столбовой дороге оказался недостаточно радикальным: гамма-лазера по-прежнему нет. Скорее всего, это было продвижением на ощупь, в темноте подземелья. И не было света в конце этого изомерного туннеля. До тех пор, пока этой проблемой не занялся В.И. Петрик и не совершил несколько открытий. Вместе со своим детищем глубоко очищенным осмием-187.
Радикальность подхода Петрика и его результаты до сих пор не укладываются в головах многих учёных. Тем не менее, именно Петрик зажёг зелёный свет на этом пути.
У петербургского изобретателя был именитый предшественник. Это – немецкий физик Рудольф Людвиг Мёссбауэр, также работавший с осмием и всего лишь через три года после своего открытия получивший за него Нобелевскую премию.

3. Мёссбауэровский вариант гамма-лазера.

Это, несомненно, является чем-то большим, чем заурядным совпадением: Мёссбауэр своими результатами, полученными при изучении осмия, побудил мировое научное сообщество сформулировать идею гамма-лазера, а Петрик, подхватив её, сумел именно с помощью осмия преодолеть неимоверно трудные научно-технические проблемы и сделать эту идею реальной.
Поток когерентного гамма излучения им ещё не получен, но на это есть политические и организационные причины, не зависящие от В.И. Петрика.
Однако он сделал такой огромный шаг на пути создания гамма-лазера, что тот, кто воспользуется этой дорогой, неизбежно придёт к её концу победителем.

Идея мёссбауэровского типа или варианта гамма-лазера основана на физическом явлении, обнаруженном в 1958 году на осмии и известного сегодня под названием «эффект Мёссбауэра». Сам Р.Э. Мёссбауэр не занимался гамма-лазером, но тип ядерного квантового генератора сверхвысокой частоты получил его имя в силу того, что в нём требовалось выполнить те же физические условия, которые составляют сущность «эффекта Мёссбауэра». А именно: нужно обеспечить ядерный гамма-резонанс, то есть создать в твёрдом теле такие условия, при которых поглощение гамма квантов определённой энергии около 150 кэВ ядрами твёрдого тела происходило бы без потери энергии, то есть, как говорят физики, без отдачи.

Физико-математическая подоплёка такого гамма-лазера описана в нашем приложении.

В мёссбауэровский гамма-лазер никто из физиков не верит. Не то что отрицают теоретическую возможность его создания, но считают научно-технические трудности на этом пути непреодолимыми. Так считают все. Все, кроме В.П. Петрика.

4. Первый прорыв В.И.Петрика.

На предложение В.И. Петрика российскому правительству начать работы по гамма-лазеру с использованием сверхчистого осмия-187 есть письменное заключение известного российского физика Велихова, в котором академик утверждает, что создание гамма-лазера даже на изотопе осмий-187 невозможно, поскольку время жизни главного возбуждённого состояния всего 240 микросекунд.
Это было правдой. По меркам микромира – это огромный промежуток времени, но по человеческим… За это время невозможно осмий-187 накачать энергией.

В.И. Петрик в личной встрече с Велиховым пытался убедить того в поспешности и необоснованности отрицательного заключения по гамма-лазеру. Но вскоре понял, что "ошибся дверью": маститый ученый продолжал наставать на том, что природа именно такова, как он о ней думает.

Проблема с накачкой… первый порог, на котором спотыкаются все исследователи гамма-лазера.
Однако В.И. Петрик предвидел его. И за свой счёт финансировал работу небольшой исследовательской группы в институте физики Санкт-Петербургского государственного университета под руководством А.Е. Антропова, проведшей изнурительно длительные эксперименты на ускорителе элементарных частиц.
Университетские физики пытались найти у осмия-187 предсказанное Петриком возбуждённое состояния на уровне 5 МэВ (мегаэлектронвольт) с жизнью не менее 4 часов. В.И. Петрик не сомневался в том, что оно существует, главная задача – экспериментально зарегистрировать его.
Ядерные спектрометрические исследования продолжались три года… Существует мнение независимого эксперта о высоком научном уровне этой работы. В своём заключении эксперт, отмечая высокий научный уровень достигнутых результатов, обращает особое внимание на проблему накачки ядер осмия-187 энергией.
И вот однажды…
Вот как Виктор Иванович описывает этот момент:
– Однажды открылась калитка… рано утром это было. На пороге калитки стоял руководитель группы Антропов, он был бледен… Он сказал: Виктор Иванович, такое случилось…!
Сердце у меня ёкнуло, я подумал, что украли осмиевую мишень.
Но он сказал: «Всё, что вы предсказывали, подтвердилось! Только вы немного ошиблись, уровень на 4,5 МэВ…».
Мы нашли долгоживущий уровень возбуждения!».

Да, это было открытие нового долгоживущего изомера осмия! Быть может, небольшое по меркам ядерной физики, но очень значительное с точки зрения создания гамма-лазера.
Но разве природа открывается человеку в тот же миг, когда он этого пожелает? Не обошлось без сюрпризов и на этот раз.
В.И. Петрик и его университетские коллеги обнаружили новое энергетическое состояние атомного ядра осмия-187. Оно было долгоживущим и наконец-то позволяло произвести энергетическую накачку ядра. Однако проблема уширения спектральных линий, причину которого ученые предполагали в тонких эффектах диполь-дипольного взаимодействия, оставалась.

Что делать в такой драматической ситуации? Смириться с природой и сказать, разведя руками: «Да, такой лазер невозможно создать…»? Это не было бы поражением. Это будет выражением согласия с мнением мирового научного сообщества, которое давно считает, что дела обстоят именно так. Так, наверное, поступило бы подавляющее большинство нормальных людей. Но не Петрик, с его совершенно нестандартными принципами мышления.

5. Радикальный поворот к реальному гамма-лазеру.

Оказалось, что мало найти долгоживущий уровень… Это ещё не решение гамма-лазера. Главная проблема снова всплыла на поверхность: неоднородное уширение, часто непонятной природы, не позволяет получить когерентный поток гамма квантов. Существуют разные предположения, как попытаться от него избавиться. Например, с помощью глубокого охлаждения, поместив устройство в сосуд с жидким азотом, или с помощью оптического лазерного излучения… Нужно как-то связать, упорядочить ионы в кристаллической решётке. В.С. Лехотов, по мнению В.И. Петрика один из лучших советских теоретиков гамма-лазера, когда-то высказал мысль, что неплохо бы создать для рабочего тела лазера условия ядерного магнитно-резонансного поля, чтобы упорядочить магнитные моменты ядер. То есть, разместить лазер между огромными магнитами, как на установке ядерного магнитного резонанса.
Для В.И.Петрика это стало подсказкой. Он сформулировал своему подсознанию задачу: найти способ упорядочить магнитные моменты ядер осмия-187 магнитным полем.
Виктор Иванович вспоминает об этом моменте:
– И наступило известное, широко мною применяемое инверсионное мышление. Если нельзя разместить ядра во внешних магнитах, то необходимо это сделать во внутренних магнитных полях вещества! Внешние магниты нам дадут напряжённость примерно 25 тесла, но на ядрах мы имеем 500 тесла!

Но как в реальности воспользоваться этим? Физикам было известно вещество ферроборат, в котором магнитные моменты ядер почти идеально упорядочены. И В.П. Петрик сделал ставку на него. Он воспользовался собственным «секретным оружием», которого не было у физиков-ядерщиков: своими глубокими знаниями технологии выращивания и синтеза кристаллов, в том числе шпинелевой структуры. Это стало решающим моментом: Петрик поставил перед собой задачу: внедрить ионы осмия-187 в кристаллическую структуру ферробората!

- Двадцать семь раз я выращивал кристаллическое соединение со шпинелевой структурой, ферроборат осмия. Ничего не получалось! На двадцать восьмой – идеальная кристаллическая структура была создана! Вакансии в ферроборате были заняты осмием. Это получилось очень удачно, без разрушения кристаллической структуры ферробората. И впервые при отключенных магнитах на установке ядерного магнитного резонанса был получен сигнал на частоте 107,5 МГц, что соответствовало магнитному полю осмия-187!

Так родилась новая концепция гамма-лазера. Конценция В.И. Петрика.

Как вспоминает А.А. Денисов, профессор Санкт-Петербургского политехнического института, депутат и Первый заместитель Председателя экспертно-консультативного Совета по проблемам национальной безопасности при Председателе Государственной Думы РФ, когда он в ноябре 1997 г. привёз пробирку с ферроборатом осмия в одну из московских спектрометрических лабораторий, то там поначалу и слышать никто не хотел о каком-то фантастическом сигнале при выключенных магнитах. Но когда впервые увидели воочию этот высокоамплитудный сигнал, то удивлению их не было предела. Для физиков это было шоком! (заключение на образец). "Проведённые ЯМР-исследования позволяют заключить, что в представленном образце содержится осмий-187 в магнитоупорядоченном состоянии, что позволяет производить его детектирование методом ЯМР без использования внешнего магнитного поля", - пишут специалисты.
Денисов рассказывает полушутя, что сам чуть не упал в обморок, увидев такое физическое чудо! Но профессор на этом не успокоился: вернувшись в Петербург, он через несколько дней перепроверил эффект Петрика на другом образце. Результат (заключение на образец из СПбГУ) оказался аналогичным.

Магнитный эффект Петрика в ферроборате осмия в совокупности с обнаруженным долгоживущим возбуждённым уровнем осмия стали очень заметными вехами на пути создания реального гамма-лазера. В.И. Петрик стал автором многобещающего открытия № А-213 "Явление магнитоупорядоченного состояния изотопа осмий-187 в ферромагнитной матрице".

6. Какая судьба ждёт гамма-лазер Петрика?

Для чего он вообще нужен, этот гамма-лазер, чтобы вокруг него разгорались человеческие страсти и совершались человеческие драмы?

Самая привлекательная сторона ядерного гамма-лазера – это производство энергии. Понимание того, что в гамма-лазере, построенном на использовании долгоживущих метастабильных изомеров, по существу протекает экзотермическая цепная ядерная реакция, нашло отражение ещё в первых работах советского физика Л.А. Ривлина, относящихся к 1961 году.
В самом деле, удельная энергия, запасаемая в ряде изомеров, составляет примерно 100 МДж/г, что на два порядка уступает энергосодержанию делящихся материалов, но на три порядка превышает теплотворную способность углеводородного топлива. Преимущества и недостатки этой промежуточной позиции определяют место лазерной ядерной технологии в энергопроизводстве. Главный аргумент в её пользу, конечно, имеет экологический характер и заключается в отсутствии долгораспадающихся радиоактивных отходов. (Л.А.Ривлин. Журнал «Квантовая электроника», 27, 3, 1999).

Однако сегодня больше всего гамма-лазеру прочат военное будущее. Размещённый на околоземной орбите, он становится абсолютным антиракетным оружием. Кто первый из великих держав создаст гамма-лазер орбитального базирования, тот станет практически недосягаем для стратегических ракет противника.

- Нормальный гамма-лазер превратит ядерную взрывчатку в прах, - говорит В.И. Петрик. Или выведет из строя всю бортовую электронику, или разрушит конструктивные элементы ракеты… - это перечисление можно продолжить.
Но только этим область использования гамма-лазера не ограничивается. Будущий ядерный квантовый генератор явится мощнейшим научным инструментом в познании микромира. Он будет широко использоваться в различных прикладных областях: от медицины до химической технологии, где с его помощью станет возможным управление ядерными реакциями и, быть может, позволим себе пофантазировать – искусственной трансмутацией, то есть превращениями, элементов и химических соединений.

В.И. Петрик получил патент на использование изотопа осмий-187 в качестве рабочей среды гамма-лазера. Он докладывал вместе с университетскими соавторами о своей концепции гамма-лазера на международных совещаниях по физике атомного ядра в 1996г. и 1998г. . Это не прошло незамеченным.
По распоряжению начальника вооружений Вооружённых сил России А. Ситнова была создана специальная военная комиссия. Её возглавил начальник 13 Управления Министерства обороны генерал-лейтенант Тужиков. Экспертный состав комиссии возглавил полковник Бугров, курировавший исследования по гамма-лазерам в Министерстве обороны. Комиссия признала важность для обороны России работ, выполненных В.И.Петриком. По результатам работы этой комиссии в апреле 1995 г. А. Ситнов обращается к Первому заместителю министра обороны РФ А.А. Кокошину (письмо А.Ситнова лист1, лист2, лист3) с предложением выкупить у В.И. Петрика все важные разработки, в том числе и по гамма-лазеру, и продолжить исследования в рамках Министерства обороны.
В письме, в частности, говорится: "Достоверность работ по изотопу Осмий-187 подтверждается результатами экспертизы технологического процесса по его получению в НПО "Радиевый институт им. Хлопина", где сделано заключение о возможности наработки изотопа в количестве до 1 кг. Результаты экспертизы подтверждены председателем постоянно действующей комиссии при Минатоме России по проблеме Осмия-187 членом-корреспондентом РАН А.И. Карелиным... Обоснованность выводов экспертной комиссии подтверждена специальной группой специалистов Управления начальника вооружений, работавшей в Санкт-Петербурге в период с 13 по 15 апреля с.г.".
Напомню ещё раз, что эти выводы были сделаны ещё в 1995 году. Несмотря на это, многое учёные, не владеющие в должной степени информацией, в последующее десятилетие продолжали настаивать на невозможности получение чистого осмия-187 в сколь-нибудь заметных количествах.

- Что же произошло потом? Ведь с гамма-лазером всё складывалось вроде бы удачно… - спрашиваю я у Виктора Ивановича.
– Поначалу, да, удачно… Но в середине 90-х годов откуда России было взять деньги на такие трудоёмкие исследования? А потом… Странное дело… Вся группа, которая успешно занималась в СССР гамма-лазером задолго до меня, погибла при странных и трагических обстоятельствах.
В моей университетской исследовательской группе первым умер… очень странной смертью погиб прекрасный физик В.П. Дубенский... наступило полное изъязвление… У нас в лаборатории возникло очень странное явление. Мы выбросили всё, что могло создавать радиационный фон, но мы продолжали регистрировать в помещении 150 кэВ. Это правда! Это было одно из многих непонятных явлений, которые происходили вокруг нас… Дубенский погиб от изъязвления почти всех внутренних органов.
Затем очень странно умер руководитель группы Антропов. Он неожиданно поехал на дачу. Но почему-то не позвонил жене, никому не сказал, что он поехал за город. Никто не знал, где он находится. Через несколько дней поехали на дачу, чтобы поискать его там. Его нашли мёртвым в постели…
На этом наши исследования остановились.
– Так, что же – это конец гамма-лазера на осмии-187?
– Не думаю… Изотоп осмий-187 является лучшим, самым удобным материалом для лабораторных исследований по гамма-лазеру. Он превосходит ртуть-196, любой другой изотоп. Я не сомневаюсь, что именно с ним будет получено первое когерентное гамма излучение. Но промышленный, очень мощный гамма-лазер будет не на нём… У меня есть по этому поводу некоторые соображения…
… Как только мне Антропов принёс сообщение об открытии нового энергетического состояния осмия, мои страсти по осмию улеглись…
– Виктор Иванович! Достаточен ли процент заселённости атомов осмия-187 в ферроборате, чтобы сформировать поток когерентного излучения?
– Да, вполне.
– Больше вопросов по осмию нет.
– Открытие здесь заключается в том, что безотдаточное излучение получено!
– То есть вы экспериментально получили излучение на ферроборате осмия?
– А как же! Конечно, получил!
– Какие экспериментальные работы нужно ещё сделать, чтобы получить когерентный поток?
– Только аппаратное оформление! Больше в этой проблеме делать нечего! Мне работы по гамма-лазеру были заданы техкомиссией при Президенте России. Я отработал и положил на стол результаты в виде отчёта. Ко мне прибыл господин Трутнев… Он курировал эту проблему… Мы с ним проговорили три часа о проблеме… Мне внятно было сказано, что мне больше не надо этим заниматься… Я всё понял. Думаю, что может быть два варианта понимания ситуации. Первое, они делают дальше всё сами. Второе, прекращаются все работы, так как они подпадают под международные запреты…

Это, что? Окончание эпопеи с осмием-187? Конечно же, нет! Разве у Петрика может что-либо закончиться без логического завершения? Страсти по осмию-187 продолжились в не менее важной для России (а также для любой другой страны мира) проблеме, чем создание гамма-лазера. Это тема Абсолютной Метки.

Яндекс.Метрика '