Осмий-187

АБСОЛЮТНАЯ МЕТКА ПЕТРИКА.

В.И. Петрик впервые в мировой практике разработал технологию массового получения чистого изотопа осмий-187 и совершил научно-инженерный прорыв в разработке новой концепции гамма-лазера. Ему же принадлежит идея осмиевой защитной метки для особо ценных бумаг и бумажных банкнот и её полное инженерное воплощение.


1. Продолжение жизни осмия-187.

В основу новой концепции гамма-лазера, которую можно справедливо назвать именем В.И. Петрика, легли сделанные им открытия: обнаружение нового долгоживущего изомерного состояния осмия-187, позволяющего произвести энергетическую накачку его ядер, и создание нового материала ферробората осмия, в котором магнитные моменты ядер осмия под воздействием внутренних магнитных полей железа находятся в упорядоченном состоянии. Этот магнитный эффект Петрика позволяет идентифицировать ядра осмия-187 без воздействия на них внешнего магнитного поля, как это делается в современных масс-спектрометрических методах.
Работа по созданию гамма-лазера на основе осмия-187 была приостановлена.

Однако жизнь осмия-187 на этом не остановилась. Новое физическое явление упорядочивания магнитных моментов ядер осмия в магнитном поле ферробората обеспечило уникальному изотопу совсем неожиданную сферу применения. В.И. Петрик придумал, как с помощью осмия-187 защитить особо ценные бумаги: денежные банкноты и кредитные карты – от подделки. Он разработал особую метку Петрика. Специалисты признали эту метку абсолютной защитой ценных бумаг.

Это мнение основано на том, что :
– магнитные свойства осмия-187 невозможно подделать, имитировать с помощью другого вещества;
– произвести осмий-187 необходимой чистоты можно только с помощью технологии Петрика;
– для синтеза ферробората осмия требуются высочайшие знания и владение технологическим ноу-хау;
Вряд ли нужно долго распространяться насчёт актуальности и важности проблемы надёжной защиты для любого государства своих ценных бумаг. О масштабах подделок кредитных карт, векселей и изготовления фальшивых бумажных денег ни одно правительство не говорит вслух: это является государственным секретом. Однако даже по отрывочным данным, проникающим в средства массовой информации можно судить об огромных масштабах подделок: ежегодный урон от фальшивомонетчиков во всём мире оценивается несколькими миллиардами долларов. Причём, некоторая часть этих подделок практически неотличима от оригинала: криминальный мир быстро осваивает премудрости новых технологий, - поэтому распознать фальшивку зачастую могут только эксперты предприятия, на котором эти деньги изготовлены. Это заставляет каждое правительство время от времени выпускать новые денежные купюры, в которых количество вариантов защитных меток постоянно возрастает. Однако даже увеличение количества степеней защиты до 10-12 по-прежнему не гарантирует того, что новые фальшивки не будут на высоком технологическом уровне изготовлены в подпольной лаборатории.

В.И. Петрик в качестве защитной метки, размещаемой в ценной бумаге, предложил использовать осмий-187. Он исходил из того, что редкий и сверхчистый осмий-187 не досягаем для криминального мира. Действительно, запасы сырья для выработки изотопа контролируются государством, опубликованные технологии Петрика выделения изотопа из отходов производства или из металлического осмия содержат технологические секреты, разгадка которых вряд ли по силам криминальным авторитетам. Выработка же осмия-187 известными методами, например, масс-сепарацией, используемой в атомной промышленности для обогащения радиоактивных веществ, таких, как уран, длительна и дорогостояща и, к тому же, всегда находится под контролем спецслужб.
Более того, с помощью масс-сепарации в принципе не возможно достичь степени чистоты изотопа 99, 6%, необходимой для использования его в качестве метки.
Фальшивые деньги, изготовленные с таким веществом вряд ли окупят все затраты на их производство.

Однако в этой идее было одно «но», которое делало её не осуществимой на практике. Достоверно определяется, идентифицируется осмий-187 только одним физическим методом – ядерного магнитного резонанса. Только с его помощью можно определить, есть ли в банкноте метка из осмия-187, то есть настоящая она или поддельная. Оборудование для этого, используемое в научно-исследовательских институтах чрезвычайно громоздко и дорогостояще: тонна веса и более миллиона долларов стоимость. Кроме того, подготовка квалифицированного персонала для работы на таком приборе занимает не один год.
Можно ли этот научный метод распознавания фальшивых денег широко использовать в торговле: в кассово-расчётных узлах на рынке или в универмаге? Отрицательный ответ всем был ясен, не был он секретом и для В.И. Петрика.

2. Лучшая в мире защита денежных купюр.

Обнаружив ядерный магнитный резонанс осмия-187 в магнитном поле ионов железа и вырастив в реакторах для синтеза драгоценных камней новое вещество – ферроборат осмия, В.И. Петрик понял, что прибор для идентификации осмия-187, то есть для определения подлинности бумажных денег можно сделать малогабаритным, величиной с книгу, помещающуюся в дамской сумочке, и дешёвым, не дороже 200 долларов.
Однако в качестве защитных меток в особо ценных государственных бумагах нужно использовать не осмий-187, а новый препарат на его основе – ферроборат осмия. Это ещё больше усиливает защитную метку, потому что получить ферроборат осмия-187 может только один человек в мире – это В.И. Петрик.
Так родился новый высокоэффективный метод защиты особо ценных документов от фальсификаций, на который получены несколько патентов:

Патент № 2074420, «Способ защиты от подделки банкнот, ценных бумаг и документов», приоритет 17.06.1996г.

Патент № 2077072, «Способ и средство защиты от подделки ценных бумаг и документов», приоритет 26.09.1996г.

Патент № 2086968, «Устройство для регистрации изотопов осмия-187», приоритет 20.01.1997г.

Патент № 2086969, «Способ регистрации изотопа осмий-187», приоритет 20.01.1997г.

Патент № 2156491, «Способ защиты и идентификации голограмм», приоритет 26.02.1999г.

Опытный образец малогабаритного и дешёвого прибора для определения подлинности ценных бумаг и банкнот по эскизам В.И. Петрика был изготовлен молодыми научными сотрудниками Санкт-Петербургского государственного университета. Испытания образца показали его полную готовность к массовому производству.

3. Кто и как будет использовать защитную метку Петрика?

Весьма интересна и показательна переписка высших должностных лиц Российской Федерации по поводу использования метода В.И. Петрика защиты ценных бумаг с помощью осмиевой метки. Здесь можно встретить и внимательное, заинтересованное отношение к уникальному изобретению со стороны государственных чиновников и их настойчивое желание использовать его на благо России. Здесь же можно убедиться в не полном понимании сути изобретения и настороженном к нему отношении, которое иной раз демонстрируют представители академической науки. И даже можно столкнуться с попытками перехватить идею Петрика, которую демонстрируют некоторые государственные ведомства, например, Российское агентство по атомной энергии.

По-видимому, первые официальные документы, касающиеся осмиевой метки В.И. Петрика, появились в марте 1995г.
Письмо Председателя Государственной Думы РФ И.П. Рыбкина Президенту Российской Академии наук Ю.С. Осипову с вопросами о реальности получения осмия-187 и создания на его основе высокозащищённой метки и ответы на него директора Физического института им.П.Н. Лебедева С.Н. Крохина (письмо С.Н.Крохина ) и Президента РАН Ю.С. Осипова (письмо Ю.С.Осипова). Эти крупные учёные наконец-то официально признали существование высокочистого осмия-187, произведённого В.И. Петриком. Но так было далеко не всегда.
Если для контрразведки и Министерства обороны России вопрос о реальности осмия-187 и разработанной В.И. Петриком технологии его получения из отходов джезказганского горно-обогатительного комбината был давно совершенно ясен, то совсем по иному относились к проблеме осмия «столпы» российской науки. Нельзя без улыбки слушать рассказы Виктора Ивановича о его взаимоотношениях с чванливыми представителями академической среды.

В.И.Петрик:
– Звонит мне как-то раз Андрей Иванович Войков, управляющий делами Госдумы. Действовал он по поручению Председателя Государственной Думы И.Н. Рыбкина. Войков предлагает мне приехать в Москву для обсуждения в Физическом институте имени Лебедева проблемы осмия. Я приехал. Сидят в кабинете директор института Крохин Олег Николаевич и ещё несколько человек. Директор производит впечатление исключительной интеллигентности, очень симпатичный человек.
Я очень весело и очень бодро стал выкладывать на стол сертификации из Германии, они тогда уже у меня были, ставлю на стол пробирку и говорю: «Господа! Вот здесь у меня 12 граммов осмия-187 чистотой 99,65%!»
Никто не взглянул ни на пробирку, ни на мои бумаги. Очень грустно и очень интеллигентно тихим голосом Крохин произнёс: «Виктор Иванович, вы морочите голову мэрам, губернаторам, Государственной Думе… Мы ведь не влезаем в ваши дела… Но как вы смели с этой чепухой придти сюда?!».
Я растерялся: «Я вас не понимаю, Олег Николаевич! С какой чепухой?».
Он отвечает: «Да какой ещё осмий! Никакого осмия не существует!»
Тогда я достаю из портфеля заключение Карпова из Гиредмета. Это заключение непосредственно прилагается к тем 12 граммам, которые лежат на столе. Крохин берёт этот документ и выходит из кабинета. Как я понимаю, ему в силу интеллигентности неудобно было звонить Карпову в моём присутствии. Возвращается через несколько минут и совершенно растерянно говорит: «Товарищи, Карпов подтверждает – это его заключение».
Тогда все придвинули стулья ближе, и мы стали говорить по существу свойств осмия: самое маленькое ядро, самая высокая плотность… Поговорили с удовольствием, потом – разъехались.

Через два дня снова звонит Войков и говорит: «Давай так, бери свою дурацкую пробирку с осмием и приезжай в Москву. Здесь такое творится!»
Что же творится? На следующий день собралось расширенное заседание специалистов-физиков в Физическом институте Академии наук, которые сказали: « Мы – физики! Мы знаем и понимаем природу вещей! Какой к чёрту осмий! Всем понятно, что такой чистоты и в таких количествах изотоп осмия невозможно получить!»
Возникла напряжённая, даже скандальная ситуация. Появились люди, для которых официальное заключение сделанное Карповым не являлось аргументом.

Когда я снова приехал в ФИАН, то меня там ждала следующая компания: со стороны Коржакова, начальника Управления охраны Президента, был Литуненко Борис Тимофеевич, начальник отдела кадров коржаковской службы и по совместительству один из руководителей Фонда президентских программ. Литуненко – это бывший помощник Крючкова, последнего руководителя КГБ.
Со стороны ФСК-ФСБ присутствовали два представителя Пушкаренко, начальника управления экономической безопасности. Всего было 14 человек. Мы все отправились в институт геохимии имени Вернадского.

Встретила нас там потрясающая женщина – Галина Моисеевна Варшал. Она принимала нас в своём огромном кабинете. Всем присутствующим начали раздавать чай и почему-то кефир. Не дали только мне. Я стоял в стороне, всем раздавали этот кефир с булочками, всем, кроме меня.
И вдруг Варшал, смеясь, воскликнула: «Ну, где наш изобретатель? Давайте, показывайте, что у вас!».

Было очень тяжело. Я на приготовленной доске мелом стал рисовать технологические схемы. Через десять минут Галина Моисеевна произнесла: «Товарищи, это очень серьёзно!» И пригласила всех в другое помещение.
Тут произошло чудо. Все расступились передо мной, как будто я стал более значительной личностью. Мы прошли в другой зал, и, я вам клянусь, рассмеялся. Я действительно от души рассмеялся. Я здесь увидел оборудование с явной целью получения изотопа осмия.
Галина Моисеевна говорит: «Вам смешно… А мы полтора года возимся с этой темой…».
Когда я делал доклад, она попросила пояснить один технологический момент: «Почему вы снова возвращаетесь в хвост?». Я ответил: «Это один из главных приёмов этой технологии».
Вот тогда она и поняла, что это действительно серьёзная технология. Эта операция совершенно не очевидна, кажется даже абсурдной, но именно она позволяет получить изотоп.
И тогда Галина Моисеевна сделала заключение о том, что предлагаемый господином Петриком метод способен из сырья Джезказганского месторождения наработать… и так далее. Это получилось красиво!

Основываясь на мнениях, высказанных в первых документах об осмиевой метке, заместитель Председателя правления Фонда президентских программ, начальник отдела формирования президентских программ Администрации Президента РФ Б.Т. Литуненко в апреле 1995 г. предлагает В.И. Петрику за свой счёт продолжить важные исследования. Здесь же отмечено, что "наиболее существенным, по оценкам специалистов, являются полученные Вами результаты в части извлечения изотопа осмий-187 из отходов производства Джесказганского металлургического комбината (Казахстан), содержащих изотоп в связанном виде, а также детектирование метки".
Странно, но даже по прошествию десятилетия с момента получения осмия можно встретить утверждения и не каких-то интернетовских неучей, а членов Российской академии наук о том, что осмия-187 не существует в природе. Таким хочется дать совет: прежде чем говорить на какую-либо тему, познакомьтесь с документами! Они в избытке присутствуют на этом сайте.
В следующем 1996 году эпистолярная активность чиновников по обсуждению положительных сторон метода В.И. Петрика усилилась.

09.07.96: Письмо Председателя Правления Фонда Президентских программ Н.Г. Малышева Председателю Правительства РФ В.С. Черномырдину. (лист 1, лист 2), где формулируется необходимость принятие российским правительством осмиевой метки и подчёркивается, что "по оцецке отечественных и зарубежных специалистов, указанная метка может быть отнесена к разряду "идеальных", а её практическое использование не только позволит надёжно защитить национальную валюту, но и выведет Россию в число монополистов в решении проблемы, носящей геоэкономический характер".
31.10.96: Письмо Генерального директора Объединения «Гознак» Л.В. Алексеева заместителю Председателя Правительства РФ, Министру финансов А.Я. Лифшицу,(лист1, лист2), в котором сформулированы некоторые этапы и требования для осуществления будущей Государственной программы по осмиевой метке.
04.11.96: Письмо заместителя Министра финансов РФ О.В. Вьюгина в Фонд президентских программ Б. Т. Литуненко (лист1, лист2), подтвердивший необходимость принятие Государственной программы по осмиевой метке.
26.12.96: Письмо директора научно-исследовательского института Объединения «Гознак» Л.Я. Ямникова в Фонд президентских программ Б.Т. Литуненко, в котором выражена готовность принять участие в Государственной программt и предлагается ускорить работы по доведению метода и детектирующего устройства для промышленного использования.

Следующий 1997 год прошёл под знаком подготовки и проведения заседания Экспертно-консультативного совета (ЭКС) по проблемам национальной безопасности Государственной Думы Российской Федерации, посвящённого проблеме защиты ценных бумаг осмиевой меткой.

22.09.97: Приглашение от Первого заместителя председателя ЭКС Государственной Думы А.А. Денисова В.И. Петрику сделать на заседании ЭКС основной доклад о защите денежных знаков с использованием осмия-187.

Программа проведения заседания ЭКС Государственной Думы РФ о защите денежных знаков с использованием осмия-187 (лист1, лист2)

В этот период возникла одна пикантная ситуация. В сентябре 1997 года Министр по атомной промышленности В. Н. Михайлов одно (лист1) за другим (лист2) пишет письма Г.Н. Селезнёву, Председателю ЭКС Государственной Думы РФ, о том, что предприятиями Минатома уже, якобы, давно, более полугода назад, разработаны предложения по решению проблемы с использованием не радиоактивной изотопной метки. Теперь дело за малым: нужны деньги, чтобы начать предварительные работы.
Под какие «концепции», спрашивается, нужны деньги? Какие решения проблемы использования изотопной метки разработали предприятия Минатома?

У нас есть уникальный документ под названием «Проект: Защита ценных бумаг с использованием маркера на основе нерадиоактивного вещества Os-187» (лист1, лист2, лист3, лист4). Это образчик того, как под прикрытием решения важных научных проблем из государства, то есть, из нас с вами, выкачиваются деньги.
По поводу спекуляций о необходимости секретности: мы уже знаем эту уловку чиновников – под её покровом, без контроля общественности, легче всего "приватизировать" деньги.
Скажите, уважаемый читатель, внимательно прочитавший этот «Проект», что в нём есть такого, что бы уже к моменту составления этого документа не сделал бы В.И. Петрик? Весь проект его разработчики оценивают в гигантскую сумму в 900 млн. долларов США. Из этой суммы около 700 млн. долларов должно быть затрачено на то, чтобы воспроизвести результаты Петрика в пустующих цехах прекрасного города атомщиков Зареченска, что в Свердловской области. А ведь Петрик получил эти результаты за собственные, гораздо более скромные деньги!

В ноябре 1997 года состоялось заседание Экспертно-консультативного совета Государственной думы РФ, посвящённое Абсолютной метке В.И. Петрика. На нём присутствовали представители всех заинтересованных министерств и ведомств, (лист1, лист2) в том числе, В.И. Петрик, которого, судя по сплетням вокруг этого заседания, хорошо потрепали многочисленными каверзными вопросами. Но он успешно отбился. В итоге в начале декабря было принято «Решение Экспертно-консультативного совета по проблемам национальной безопасности Государственной Думы по формированию государственной системы защиты от подделок денежных знаков и ценных бумаг с использованием специальных меток повышенной надёжности на основе изотопа осмия-187 и механизмов нормативно-правового обеспечения» (лист1, лист2, лист3, лист4;). Это была очередная победа В.И. Петрика.

Чем закончилась эта очередная эпопея осмия-187? Разве бумажные рубли в наших карманах сегодня имеют осмиевую метку? Что-то я ничего об этом не слышал… И у меня нет об Абсолютной метке никаких документов позже 1997 года…

Статьи в прессе по теме Осмий187

 

Яндекс.Метрика '