Ложь становится нормой?

Не будет преувеличением сказать, что большой заслугой Комиссии по борьбе с лженаукой является полное разрушение этических норм. Наглядным подтверждением этому служит картина, которую можно наблюдать в битве между так называемой «академической» и «альтернативной» науками (правильней было бы назвать «негосударственной» или «частной», поскольку исследования и разработки проводятся за собственный счет).


Но прежде чем продолжить разговор об этике, необходимо пояснить, что Российская академия наук деградировала в самовоспроизводящуюся систему, озабоченную не получением новых знаний, а поддержанием высокого уровня жизни тех, кто обоснованно или необоснованно принадлежит к элите РАН. Именно это – главнейшая задача, и все остальное ей подчинено. И если страна ушла от тоталитаризма, то в Академии наук все осталось неизменным: есть «партия власти» (неважно, с какими партбилетами), есть кучка лодырей и бывших партийных работников, детей и внуков бывших ученых, и, наконец, есть настоящие учёные, число которых с каждым годом сокращается.

 

Для сохранения статус-кво «партия власти» создает и культивирует мифы. Например, что конкурсная система распределения денег на науку является честной. Обществу эту небылицу рассказывают уже много лет, но разве в неё кто-то верит? От таких сказок страдают только самые честные, тогда как бездари и научные аферисты отлично улаживают свои дела.
Еще одна вредная ложь - это то, что наука исследует еще неосвоенные территории и чем революционней открытие или необычней полученный результат, тем лучше. Ничего подобного! Если научное сообщество еще что-либо не готово принять, то вы и лоб разобьете и жизнь потратите, но никому ничего не докажете. Поэтому тех, кто посягает на неведомое, система ломает или отторгает.


Для борьбы с научным инакомыслием служит комиссия Круглякова, подменившая научные методы не только на политические, но и откровенно криминальные. Не имеет значения, как я отношусь к А.Е.Акимову и его теории. Но считаю недопустимым прием, использованный академиками Гинзбургом и Александровым для дискредитации Акимова – порождение мифа о том, что якобы на создание торсионного оружия было выделено 500 млн. рублей. Уважаемые академики наверняка знают, что реально на торсионные исследования было выделено около 200 тыс. рублей по линии ГКНТ, причем деньги были распределены по двум десяткам научных организаций. Влад Жигалов провел независимое расследование, и кому любопытно может сам убедиться в добросовестности проделанной им работы (ссылка).


Не менее жестоко за использование бюджетных денег, Комиссия по лженауке преследовала Н.П. Бехтереву. Ей, одной из самых известных ученых страны, научному руководителю Института мозга человека РАН, руководителю научной группы нейрофизиологии мышления, творчества и сознания, доктору медицинских наук, профессору, академику Российской Академии наук и Российской Академии медицинских наук, Лауреату Государственной премии СССР, иностранному члену Австрийской и Финской Академий наук, Американской Академии медицины и психиатрии и Международной Академии наук экологии, безопасности человека и природы, Бехтеревой Наталье Петровне, Комиссией по борьбе с лженаукой при Российской Академии наук был вынесен приговор:


«Ее членство в РАН и знаменитая фамилия создают ей дутый авторитет, наносящий вред науке».


Это хорошо сформулированное, но сказанное не совсем по адресу выражение, принадлежит Е. Александрову, племяннику настоящего ученого, президента Академии наук СССР А.П. Александрову.


«Я совершенно убежден, что речь идет о пошлой мистификации» - это еще одно изречение о работах академика РАН Н.П. Бехтеревой, которое принадлежит Е.Александрову. Академик Е.Александров, комментируя исследования в области мозга, считает, что его убежденность является главным научным аргументом, которого вполне достаточно для того, чтобы вынести суждение в области, в которой он является абсолютным профаном. Что касается термина «пошлой мистификации», то это и есть та особо циничная и оскорбительная форма, которая является отличительной чертой всех, без исключения, членов Комиссии.


Загнанная разнузданным хамством и грубостью, с которой ей никогда ранее не приходилось встречаться, Н.П. Бехтерева писала:


"Академик Кругляков умело редактирует историю, и она становиться просто «страшилкой». Здесь присутствует и передергивание и прямая ложь. Нужно не знать историю моей семьи (не говоря уже о тексте письма, так не понравившегося руководителю комиссии), чтобы вообразить, как я «активно предлагаю» работать со спецслужбами. Другое подозрение – в трате нами бюджетных средств – опять-таки не соответствует действительности, что доказывают финансовые документы".

Ложь - это главный инструмент членов лже-Комиссии. Взять хотя бы самый свежий пример – выступление Евгения Александрова в передаче «Школа злословия» на НТВ. Академик был приглашен, насколько я понимаю, для того чтобы ввести телезрителей в заблуждение, будто спикер ГД Борис Грызлов заставил академиков подписать решение о проведении исследований по моим разработкам. Этот «аристократ в третьем поколении», как он о себе заявляет, наговорил еще кучу глупостей, но хочу заострить внимание именно на этой истории. И вот почему.


Дело в том, что впервые я встретился с группой академиков РАН на территории Института общей и неорганической химии. Присутствовали академик Алфимов, академик Бучаченко, академик Новоторцев, академик Еременко и др. В Интернет есть интервью об этой встрече Алфимова (председатель экспертной комиссии Роснано). Мы проработали не менее шести часов. После этого по приглашению директора института академика Егорова состоялась встреча в Институте общей химии. Затем имела место еще одна встреча в ИОНХЕ по приглашению директора института Новоторцева. И лишь после этого академики предложили большой созыв, где присутствовали двадцать один академик, в том числе и два вице президента - Алдошин и Солнцев. Именно на эту встречу я пригласил Б.В. Грызлова. На этой встрече был сделан мой доклад и прошло обсуждение одиннадцати научных тем, которые были предложены для изучения в учреждениях РАН (позже все участники конференции подписали документ, в котором значилось: «В процессе выступления докладчика присутствующими задавались многочисленные вопросы, на которые были даны исчерпывающие ответы. Открытые В.И. Петриком эффекты представляют существенный научный интерес». Далее, как известно, мои лаборатории посетила делегация во главе с вице-президентом РАН Алдошиным. Однако Александров попытался представить все так, будто бы ведущие академики, портреты которых висят в коридорах академии, согласились поставить подписи по приказу Грызлова. Когда после этого мною занялась Комиссия по лженауке, то испугались все. Академики мне звонят, возмущаются, однако открыто встать на защиту никто не решается. Что это за мафия в РАН? В чем сила Комиссии по лженауке? Ведь ни в одной стране мира нет такого уродливого явления – находящейся на государственном обеспечении академии наук.


В передаче Александров во всеуслышание объявил, что заготовленный протокол, который должен был удостоверить научные открытия Петрика, по неизвестной причине оказался не подписан. Другими словами, что никакого решения, одобренного и подписанного двумя десятками академиков РАН нет. Чтобы разоблачить эту очередную ложь, я опубликую Решение академиков о научном сопровождении тем, предложенных В.И.Петриком.

Можно привести множество других примеров откровенного вранья Александрова, Круглякова и еще некоторых академиков, как в отношении меня, так и других шельмуемых учёных. Значит, ложь стала этически приемлемой, т.е. самой что ни на есть нормой. Корпорации, в которых ложь является нормой, в цивилизованном мире считаются преступными, т.е. мафиозными сообществами. В таком случае стоит ли удивляться тому, что авторитет РАН с каждым годом убывает?

Яндекс.Метрика '