От чего умирают журналисты

Не победить того, кто знает Все - лишь горсть песка...

В. Петрик

Есть три вида лжи – ложь, наглая ложь и статистика. Иногда это высказывание приписывают Томасу Ману. И все же именно статистические методы позволяют осуществлять наиболее достоверный анализ не только количественных данных явлений и процессов, но и устанавливать причинно-следственные закономерности их генезиса, то есть происхождения и развития. Так, например, однажды именно с помощью статистических методов ученые выявили связь между продолжительностью жизни и профессией человека. При этом было установлено – дольше всех живут ученые, меньше всех живут журналисты. Любопытно также, что в 70 – е годы психологи с помощью статистических методов обнаружили положительную корреляцию между продолжительностью жизни и коэффициентом интеллекта. Более того, в то время учёные ввели новую в науке о человеке величину, которую назвали «индекс цефализации» - отношение веса мозга по отношению к весу тела. Утверждалось, что эта зависимость является линейной, что и послужило основанием к заключению - «умные живут дольше».

Порой случается так, что ошибочные концепции в науке процветают некоторое время, несмотря на их очевидное противоречие здравому смыслу. Так случилось и с «индексом цефализации» - ну кто же еще, кроме самих ученых, может утверждать, что они умнее других, в том числе и журналистов? И все же, жизнь журналиста короче. Почему? Если бы я исследовал это явление с помощью статистических методов, я бы заранее исключил из переменных анализа количественную составляющую случаев насильственной смерти. Эти трагическое явления хоть и случается с журналистами чаще, чем с представителями других профессий, например бухгалтерами, статистически значимой величиной не является.

И вот однажды, размышляя о жизни журналистов, я неожиданно заметил, что мои мысли ассоциативно уклоняются в сторону мало знакомого мне вида хозяйственной деятельности человека под названием экономика. Я родился и воспитывался в то время, когда экономика - доминантное понятие в нашей сегодняшней капиталистической реальности, считалась третьесортной дисциплиной. Кроме учения о производственных силах Карла Маркса, мое отрицательное отношение к торговым людям усиленно формировал мой отец, который сам, едва ли не всю свою жизнь занимал руководящую должность в торговле. Не только я, но и другие взрослые и умные люди тогда не любили экономику, а она не любила нас. Да и как ей, хозяйке мира, полюбить человека с минимальными материальными возможностями и потребностями, что с него возьмешь, что ему выгодно предложишь? Экономике вольготно в мире, где вся жизнедеятельность человека сводится, по сути, к простейшей схеме: дешево купил – дорого продал! Вот такие представления об экономике преобладали во мне тогда, еще не образумленном...

Так вот, однажды, размышляя о журналистах, я неожиданно заметил, что мои мысли странным образом уклоняются в сторону экономических понятий - мало изученную мною область человеческой деятельности. Меня заинтересовала попытка сознания установить связь между такими отдаленными объектами как жизнь журналиста и экономика, и привычно создав для своего субстрата-мозга наиболее энергетически выгодное состояние, я стал ждать. Вскоре в потоке сознания отчетливо выделился когда-то поразивший меня факт из деятельности Нобелевского комитета. Ибо, казалось бы, что можно открыть в такой примитивной области человеческих знаний как экономика? Не припомню, кого тогда наградили, возможно, это был Скоулз, получивший Нобелевскаую премию за открытие интегральной формулы курса акций и стоимости опциона, или экономист К. Арроу, получивший в 1997 году премию за «теорему невозможности», или А. Сен… Да, пожалуй, что это был Амарти Сен, кто же еще, ведь именно он работал над фундаментальными вопросами экономики: производство и распределение благ. Так вот, что меня тогда поразило - однажды перед этим господином была поставлена задача – увеличить продаваемость картофеля в шахтерском городе, где продуктовая корзина состояла в основном из картошки и мяса. Покупку мяса шахтерские семьи позволяли себе только два раза в неделю – в выходные дни. Это невероятно, но для того, чтобы повысить продажи картофеля, экономист предложил повысить на него цену! Таким образом, у шахтеров больше не оставалось возможности купить мясо, и все деньги уходили на покупку картошки. Итак, в процессе медитации, была установлена отчетливая связь между двумя весьма отдаленными величинами – виртуозным решением Нобелевского лауреата в борьбе против шахтерских «излишеств» и проблемой продолжительности жизни журналистов. Я перевел полученные данные в область стандартного логического мышления и вдруг осознал смысл медитативной ассоциации – чтобы сделать жизнь журналистов безопасной, необходимо усилить их наказание! Да, это было именно так – чтобы защитить журналистов от физического насилия, необходимо увеличить их юридическую ответственность за клевету, за распространение порочащих честь и достоинство людей сведений, за написание по требованию редакторов заказных статей и пр. Однако недавно в России все случилось с точностью «до наоборот» - председателям судов РФ из Министерства юстиции поступило распоряжение о снижении за эти преступления штрафных санкций... Кто-то здорово подставил журналистов, а нас, граждан России, преднамеренно лишил права на катарсис...

Если все время думаешь о мести, готовь две могилы.

Конфуций.

Не так давно я сделал очень грустное открытие – жизнь справедлива. Ибо все, что с нами происходит, детерминировано нашими наклонностями, способностями и свойствами характера. В этом смысле, можно смело сказать, что чаще всего не человек выбирает профессию, а профессия выбирает человека. При этом порой детерминанта так сильна, что человек становится жертвой своей профессии, не подозревая о подлинных подсознательных механизмах формирующих эту зависимость. Каждый из нас, исследователей подсознательного, не раз был фрустрирован при соприкосновении с темной стороной человеческой психики.... Ибо все - и то, как мы любим, и то, как мы ненавидим, и то, как мы сопереживаем, и то, как мы верим, и то, как мы надеемся, и то, как мы мечтаем, и то, как мы протестуем - при условии несоответствия нормативным актам и общественным экспектациям, вытесняется из области осознанного и хранится в самых отдаленных и темных теснинах нашего сознания в виде сложных комплексов. И эти комплексы живут своей жизнью, настаивают о себе причудливыми сновидениями, требуют реализации... И вот вопрос – профессия журналиста выбирает свою жертву не потому ли принципу, что данный индивид особо чувствителен к ошибкам общества, к несправедливости, к насилию? Не эти ли личностные качества заставляют журналиста беспрерывно изыскивать дефекты жизни, выявлять их, открывать к ним доступ, сжигая свою жизнь в неравной и бесконечной схватке с самой реальностью....

К чему жеманство и лицемерие? – эта реальность такова, что лишь избранные среди людей, дожив до старости, не взрастили в себе врага, а то и нескольких, не радели бессонными ночами для них о наихудшем, проявляя часто незаурядные фантазии...

Вот и я никак не могу соотнести себя с теми, кто способен терпеливо ждать у желтой реки, пока она в своих мутных водах пронесет еще полное сил тело врага.... Нет у меня такого терпения, не научен я восточной мудрости, я жажду справедливого возмездия сейчас, незамедлительно и чувствую, как изъязвляю тем самым мои важные внутренние органы.... И в порче моего организма я обвиняю Министерство юстиции Российской Федерации.

В человеке не так потешно то, как он выглядит, а то, как он хотел бы выглядеть.

Л. Фуко.

Трудно представить того, чей опыт общения с журналистами мог бы соперничать с моим, полученным в кратчайший промежуток времени и в условиях атаки со стороны СМИ, по предварительной подготовленности похожей на военные сводки с передовой линии фронта. За этот период я много раз общался с журналистами, наблюдал за их работой, и пришел к выводу, что многие из них хорошие парни, они готовы писать правдивые очерки, они не хотят конфликтов, не хотят судебных исков, но их судьбами управляют редакторы, и они вынуждены насильственно, как и все мы, участвовать в этой мало приспособленной для счастья жизни. Некоторые из них успели написать хорошие, профессиональные статьи, например статья «Бедный Петрик» Ильи Манштейна, «Следи за собой» Ирины Якутенко, или «Изобретатель» Владимира Крючкова из журнала «Итоги», за которую автор получил престижную профессиональную премию «Искра». Большинство же посвященных моей биографии публикаций - безграмотны и не имеют ничего общего с правдой и журналистским умением. И это закономерно, ведь многие из «журналистов» не имеют ни специального образования, ни практического опыта. Отсутствие способностей они компенсируют дерзостью и хамством. Взять, к примеру, «творчество» журналиста регионального информационного агентства «Росбалт» В. Зубарева (цитата):

«Петрик начал конкретно вонять.

Прочитал стенограмму пресс-конференции Петрика в "АиФе". Теперь мне как-то больше понятно, почему именно меня он так ненавидит. Дело в том, что за все время нашего с ним общения он постоянно предлагал мне деньги и даже эти свои изумруды (реально горстями отмерял и мне протягивал, мол, бери), технику, от дорогих фотоаппаратов до автомобилей разной степени ценности. А я не брал ничего и укорял его за такое поведение, искренне не понимая, как человек может быть таким идиотом и так подставляться - я ведь тогда считал его ученым, пусть чудаковатым, но ученым. Пусть посидевшим на зоне, но порядочным.

После каждого моего отказа от его подношений он страшно обижался в ответ, кричал, что все берут, особенно журналисты. И он ведь реально платил некоторым моим коллегам, особенно телевизионщикам. Иногда это становилось известно не только по лизоблюдским сюжетам, а и по его рассказам. И вот теперь он решил отомстить мне не только за критические тексты, но и за те многолетние отказы, что его так обижали. И выдал этот свой гнусный спич, думая, что таким образом разрушит мою репутацию (и зная, что моя репутация для меня дорога). Но он не учел очевидной, в общем-то, вещи: его слова ничего не стоят. Мои - стоят. А его - нет. Потому что у нас ним разные репутации. Моя - заработана почти двадцатилетним стажем честного криминального репортера, а он свою репутацию за те же двадцать лет так замазал, что теперь может только вонять».

Нужно ли пояснять, что эта статья написана бывшим постовым милиционером, подвизавщимся в качестве журналиста в интернет-издании «Росбалт»? А ведь в интернете до сих пор ещё можно найти восторженные статьи Зубарева обо мне, в которых нет и намёка о его зависимости от мнения героя. Как же так, откуда появилась эта предельная степень лицемерия, уничтожающая личность журналиста как таковую?

Или вот еще один тип журналиста, одичавший от желания быть замеченным, сотрудник «Комсомольской правды» А. Ворсобин. Он предоставил мне бесплатный шанс засудить его – написал в социальной сети Ньслэнд будто бы я в письменном виде просил его написать обо мне хорошую статью. Но не знает юный «умелец», что письма на серверах хранятся не менее трех лет и являются для суда вполне валидными доказательствами. Там же, на серверах, хранится переписка Ворсобина с американским журналистом Лебедевым, который является главным организатором «разоблачения» Петрика. Из нашей с Ворсобиным переписки следует, что в действительности я предложил ему сделку – «Комсомольская правда» опубликует мое интервью, а я в ответ откажусь от судебных исков к газете. Странное это дело – «Комсомольская правда» в общей сложности опубликовала четыре статьи, содержащие против меня грубую клевету и оскорбления, мне же газета отказывает в одном единственном интервью. Так вот, Ворсобин не только отказал мне в публикации, но и снова, уже в который раз, публично оболгал. Не догадывается «журналист», что для него все только начинается, что скоро он, испытывая ежедневно свой иммунитет, будет скрываться от правосудия, как это делает его респондент академик Кругляков, поскольку в этот раз судебные иски готовит американская компания, на которую не распространяется указание Министерства юстиции РФ о минимизации штрафных санкций к российским СМИ.

В заключение снова напомню читателям о моем новом необыкновенном открытии – жизнь справедлива и все, что случается с человеком похоже только на него. Каждый из нас находится на СВОЕМ месте! При этом я рекомендую каждому, независимо от того, друг он мне или враг, утреннюю медитацию - не покидая тело и соблюдая необходимые, в таких случаях, осторожность и благоразумие, проявлять апперцептивную заботу о наилучшем благоустройстве этого МЕСТА, имея в виду, в том числе, наставление Ф. М. Достоевского: «Если человек несчастен, он сильно виноват и обязан до тех пор хлопотать на эту тему, пока не устранит это недоразумение».

Яндекс.Метрика '