Виктор Петрик: не просите любви, не допроситесь.

 

Это случилось в мои студенческие годы, когда я, как и все в моем возрасте, предпочитал чаще размышлять о ней, о повелительнице жизни.... о любви.... Профессиональная ориентация и непреодолимое влечение к непознанному привели к тому, что я приступил к исследованию природы этого самого каждодневного и при этом самого таинственного и необъяснимого явления – мы узнаем о ней по отчаянно бьющемуся сердцу, мы готовы ради нее на смерть, но мы ничего не знаем о ней, кроме имени ее.... Меня не устраивали слухи о небесном происхождении любви – мешали знания о любви в животном мире, иногда сопровождающейся преданностью и самопожертвованием, на которую не способен даже сам человек, «венец природы»... Меня не устраивало также мнение Канта о том, что это высокое чувство есть вторичные фантазии (апперцепции) инициированные грубым физиологическим влечением – мешали все те же знания о любви и верности в животном мире.... вслед за изгнанным из стаи волком уходит с ним в неизвестность и его верная до конца жизни волчица... А вот и бабочка увезенная от своего суженого на многие километры тратит свой единственный день на его поиски....


Озирается пугливо

Бабочка однодневка -

Хочет дожить свой день с любимым....

Примерно к этому же времени относятся мои первые подозрения в неискренности В.И. Ленина утверждавшего, что в будущем благоухающем царстве всеобщего разума половая проблема будет уподоблена «стакану выпитой воды».

Ибо я уже тогда считал, что дарвиновский механизм отбора проявляет себя не более чем в 10 процентах случаев! Я просто не верю, что среди Номо sapiens изначально были безбровые и они не выжили, лишь потому, что пот застилал им глаза во время охоты, ведь мы знаем, что все было с точностью до наоборот – человек эректус постепенно избавлялся от оволосения, оставив их лишь в самых необходимых местах. А значит был другой, решительно другой механизм, позволяющий закреплять полезные свойства и…. создавать новые, обеспечивающие адаптацию к быстро меняющимся внешним условиям. Кроме того, меня сильно беспокоила самка самого отвратительного в природе существа – шакала, которая всегда достоверно осведомлена о том, какой будет в будущем году урожай и в год предстоящей засухи рожает до пяти шакалят, а в годы обильных урожаев не более одного.

Эти размышления не давали мне покоя, я понимал, что мой ум не способен понять главного, и я постоянно упрекал себя в этом... Наконец, была выстрадана стратегия эксперимента, результаты которого не только радикально изменили мою жизнь, но и составили основу моего дальнейшего мировоззрения. В эксперименте участвовали студентки ЛГУ, одиннадцать девочек. Согласно замыслу они должны были определенное время носить на шее платки. Счастливым случаем оказалось то, что две из моих подопытных не имели возможности приобрести для эксперимента инвентарь, и я лично купил для них два платка стоимостью по 14 копеек. Это были изделия советской мануфактуры желтого цвета, на которых там и сям, с целью украшения, были нанесены совсем блеклые полевые цветочки. Некрасивые это были платки… К участию в эксперименте я пригласил двух юношей из филологического факультета, где, как известно, учились дети из более респектабельных семей. Им было предложено осмотреть платки, трогать их, обонять и указать на тот, что нравится больше других. Хорошо помню, как мое сердце остановилось – один из студентов выбрал тот самый некрасивый платок…. он не мог понравиться эстетствующему юноше по внешним признакам. В заключительной части я пригласил всех участников эксперимента на вечеринку. В тот вечер я читал им Мандельштама, играл на флейте (тогда было модно быть разносторонним), сам же при этом внимательно наблюдал за событиями. И, наконец, открытие величиной в жизнь, с которым я и поныне не знаю что делать, свершилось – он пошел провожать домой ту девочку, у которой не было 14 копеек на приобретение некрасивого платка! Они женаты и поныне. Не так давно, тем самым выразив семейную поддержку, она написала для меня следующее:

РАДОСТЬ

Радуюсь за тебя как за сына,

Но ты не сын мне.

Радуюсь за тебя как за мужа,

Но ты не муж мне.

Радуюсь за тебя как за брата,

Но ты не брат мне,

Не отец, не возлюбленный, даже не друг…

Ты товарищ мой с давних, юных лет,

Однокурсник университетский мой.

Ты учитель жизни,

Утешитель,

Пречистая Радость моя.

Читая это, я думаю – тот эксперимент стоило поставить….

А в данном случае мы имеем любовь….

Мы все согласны с тем, что жизнь эволюционирует. Иначе, как сказал далай – лама Тенцзин Гьяцо: «Если бы мир становился хуже, нам не стоило бы больше беспокоится о человечестве». Как это происходит, каковы подлинные механизмы эволюционирования – вот в чем главная тайна жизни. И вот здесь, основываясь на результатах множественных добротно поставленных экспериментов и многолетних наблюдений я впервые заявляю: эволюцинирование - это закрепление в потомстве обретенных в процессе фило- и онтогенеза полезных свойств их носителей, при этом ассортативность скрещивания осуществляет...... геном! Как это происходит? Совершенно очевидно, что сохранение полезных для эволюции свойств в потомстве наиболее вероятно при условии, если этими свойствами в той или иной мере обладают оба носителя. Да, это происходит именно так – по множественным признакам геном опознает ту, которая является носителем важного эволюционного свойства и сигнализирует о ней, единственной, надежно выработанным в процессе векового опыта способом – вбрасывает в нашу физиологическую систему райскую смесь серотонина, дофамина, адреналина и .... что происходит дальше, знает практически каждый живущий. Хотя и поныне, встречаются такие, что при слове любовь не могут удержаться от смеха.... но и они печальны тоже... Итак, ассортативность браков, т.е. отклонение от свободного скрещивания в браке за счет подбора партнера по предпочтительным признакам, осуществляется непосредственно геномом. При этом, главным информационным источником свойств носителей для генома является.... запах! Как известно, бабочка обнаруживает ферромоны своего избранника в радиусе 10 километров! В это трудно поверить, но это сущая правда - даже мои скромные инструментальные возможности в те годы, позволили зарегистрировать точную реакцию испытуемого на присутствие в большом помещении, среди множества других людей, той единственной, что и вызвала физиологическую бурю в его организме - в сосуде для временного хранения генофонда популяции, кем мы с вами все и являемся. Сегодня это явление надежно удостоверено с помощью томографии – при появлении в помещении любимой женщины у испытуемого отмечалась активность в передних отделах головного мозга.

В конце концов, умереть тоже не так уж и плохо....

Мы часто замечаем, что живущие в любви супруги, особенно к концу жизни, проявляют выраженную внешнюю схожесть. В генетике поведения человека это называют конвергенцией (сближением) фенотипов. Однако психологи выявили, что конвергенция фенотипов не исчерпывается внешней схожестью. Современные методы тестирования позволили медицинским психологам установить странную связь – выявленные у одного из супругов шизоидные наклонности почти всегда обнаруживаются у второго брачного партнера. Длительное время это явление объяснялось тем, что в процессе совместной повседневной деятельности один из супругов индуцировал другому шизоидную поведенческую линию. Однако однажды, молодой американский психолог в результате тестирования статистически достоверного количества вступающих в брак пар, обнаружил, что шизоидные находят друг друга задолго до начала совместной жизни. Зачем это нужно геному? Ответ простой – в ряду поколений психопатологические свойства их носителей будут накапливаться. Все закончится трагедией индивида и торжеством вида – психически больной человек не способен вступить в брак. Так геном уводит из генофонда популяции свои собственные ошибки.

Ведь до чего уже дошло – свиньи перед людьми бисер мечут….

Давно уже замечаю, что эта ленивая бестия, человек, абсолютно ничего не делает в таком важном деле как эволюция и пустил все на самотек. А за неумелое вмешательство в процессы размножения одураченных животных, человечество и вовсе заслуживает хорошую трепку. Особое возмущение вызывает искусственное оплодотворение. Ведь как было раньше, еще до того, как человек поумнел – хряка приводили в стадо свинок, где некоторые из них мгновенно реагировали на его присутствие обездвиживанием, при этом никакие силы не в состоянии заставить готовую к спариванию свинку изменить позу покорности. Но не все в этом, казалось бы примитивном царстве инстинктов, происходило согласно ожидаемому сценарию – среди свинок встречались такие, которых данный хряк категорически отказывался полюбить.

Я лично наблюдал это явление еще в раннем возрасте и не по- детски удивлялся – как это возможно, что такое грубое и свирепое существо как хряк, позволяет себе быть избирательным, и что является определяющим в его выборе, какие характеристики избранниц умиляют его хряковские сексуальные фантазии - вот, что занимало тогда мой детский ум. Ибо наша хрюшка была чище и белоснежней других, а он презрел ее, к огромному моему огорчению.... Наблюдаемое мною поведение хряка влияло на фантазии моих подростковых снов, вызывало смутные подозрения....

Прошло время и мужчины, оправдывая свои поступки тем, что они умнее, научились насильно отбирать у хряка его семя, а его несчастного, приводили в стадо лишь для того, что бы определить, какие из самок физиологически готовы к спариванию. Прошло еще время и воодушевленные низкими идеями люди шагнули еще дальше - теперь они разбрызгивают над стадом свинок ферромоны хряка и последние реагируют на них как делали это тысячи лет – обездвиживанием...

Тем самым, я считаю, что люди лишили животных права на эволюционирование и однажды человечество будет сполна наказано за свои проказы – в ответ, ослабленный вид выпестует для нас какой-нибудь смертельный вирус...

Даже дикого кабана

Закружит, унесет с собою

Этот зимний вихрь полевой!

Басе.

Лучше умереть, чем ошибиться....

Кодекс самурая.

Я тоже люблю себя, но без излишеств, как это наблюдается у членов Комиссии по лженауке при РАН, которых тщеславие гонит к жестоким крайностям, и они с болезненной убежденностью настаивают, что только элитная часть населения ответственна за эволюционирование.... вот один из них выглядит как будто спросонья, рассеян, будто еще не до конца понял свое неземное происхождение, заявляет, что является аристократом во втором поколении, тем самым так и норовит привлечь внимание двух собеседниц, тоже дворянского происхождения, все участники пытаются занять позы в соответствии с их представлениями о стандартах обольщения.... все лгут, они неадекватны... ибо в их возрасте не об обольщении необходимо заботиться, а сосредоточено помышлять о доходах, и проинформировав тем самым геном о своей возможной пользе для дальнейшего процветания вида, надеяться потрафить ему, ибо всякое усилие, проявленное на пользу вида - утеха для генома, и лишь тогда можно надеяться на отсрочку, ибо геному, для продления жизни, нужен серьезный аргумент.... а его то, как раз, чаще всего и не хватает, и он освобождает ресурсы в пользу будущей жизни от тех, чей срок годности истек, применяя веками отработанный способ – инсульт, инфаркт.... и в этом целеполагание жизни.... ее жестокая правда – пожилые родственники, чей репродуктивный период закончился, и они не могут больше участвовать в гонке с вечно меняющимися условиями среды обитания должны быть ликвидированы.... и только у ничтожных не бывает причин для добровольного ухода из жизни.... и даже тогда, когда кажется, что смерть, это уж слишком, даже тогда....

Я же в отличие от членов лже-Комиссии при РАН считаю, что в процессах эволюционирования участвуют все представители вида и каждому дан шанс покрыть лучшую из лучших в его сегменте самку, и все равны, ибо думающий во многом уступает улыбчивому, а сильный слабому.... и самый несовершенный, тоже совершенный, и самый малый тоже участвует в миссии, и все закончится лишь когда войдет последний...

«Куда мир катится, в этом году столько знаменитых людей умерло и ни одного не родилось...»

И я снова возвращаюсь в мое детство, где ежедневных событий происходило едва ли не больше, чем в моих расширенных зрачках. Это случилось ранней осенью, когда я, двенадцатилетний, удерживая ногой ускользающие, еще зеленые ветви, рубил их на дрова. Единственным развлечением были льдинки на листьях загубленного растения, образовавшиеся в результате раннего, в том году, похолодания, льдинки хоть и горчили, но все же украшали мое занятие. Развязка наступила весной, когда я обнаружил под снегом срубленные мною ветки, на которых сохранились зеленые листья. На беду моего отца, на соседнем участке росло такое же в точности дерево. Мой беглый осмотр показал, что опавшие листья этого дерева давно почернели, более того, многие из них превратились в скользкую бесформенную массу... Несмотря на проявленную отцом строгость, опрошенные им учителя не смогли ответить на мои вопросы, и посланные в киевские научные учреждения листья срубленного растения тоже остались без ответа. Не знали украинцы, что тысячелетием раньше умный римлянин Клавдий Гален присвоил этому явлению красивейшее название – апоптоз, что переводится с греческого как «листопад». И киевские ученые не догадывались, что в их руках находится огромное открытие, о котором оповестит науку спустя 20 лет английский ученый Керром – исследования феномена запрограммированной гибели клетки под названием апоптоз сегодня считаются самыми перспективным в молекулярной биологии. Поскольку изучение смерти вообще перспективно... Так, например, по аналогии с апоптозом замечательный ученый, академик РАН В. Скулачев, развивая идеи Августа Вайсмана об адаптивном значении смертельного заболевания под названием старость, впервые применил термин филоптоз, обозначающий запрограмированную гибель организма. Я бесконечно разделяю взгляды В.П. Скулачева, однако считаю, что, объявив о грядущем «человеке освобожденном» от ..... «деспотизма генома», он сильно погорячился. Ибо геном и есть главный наставник жизни, ее смотритель, пестун.... но и человек может оказать ему посильную поддержку - эволюция эволюционирует, и мы вправе ожидать, что вскоре будут созданы приборы способные определять генетический профиль человека по его запахам, что позволит инструментально отыскать по этому признаку, среди многих подобных, ее, единственную, но и еще проще, заказав в ближайшем фармацевтическом центре свои ферромоны и распылив их на привокзальной площади, собирать замешкавшихся самочек....

Вот почему я однажды, уверенно отвергнув предыдущие мечты и сменив присущую мне сентиментальность на жестокую иронию, написал, следующее:

Как листьям нет дела до ветра,

Как смерть стрекозы не зависит от движения лун

Так и геному – нет дела до нравственности….

И благодаря этой безнравственности, мы, рожденные в протерозое, прошли путь от бессмертных и беззаботных одноклеточных, а потом усложнились до икры и родились рыбообразными, и этот вечный вопрос, кто же был раньше – икра или рыба, да и так ли все было….

Эпилог

В горячий полдень пахнут болота сладким дурманом, небо ложится на воду, чтобы принять ее свежесть и прохладу, стремительность и мнимость, и плывут по воде облака, мешая себя с лепестками опавшей черемухи, удивляя рыб… Плыли рыбы, оглаживая воду мягкими телами, открывая округлые рты, перламутровые рыбы с розовыми глазами альбиносов, плыли ближе, к самой поверхности, выставляя плавники, пробуя воздух, и опускались вниз, скользили смутными тенями, в прохладных пространствах гасли радужные краски их тел, рыбы превращались в тихие тени, и снова всплывали, шевеля жабрами, к иному миру.... Рыб накрывал синий полог с пылающим желтым кругом в центре, он постепенно угасал, уходил, спускался за чернеющие ели. Ночью, зачарованные рыбы глядели вверх, где в немыслимой глубине, сверкали белые, голубые и розовые звезды. Рыбы плыли к заветной цели, дотрагивались мягкими губами до золотых песков, касались боками жестких стеблей тростника и нежных водорослей, ложились в теплую тину, или, превратив свои тела в тугие синие веретена, выпрыгивали в воздух, безотчетно радуясь жару, блеску, шуму, свету, движению, которыми встречало их воздушное пространство, нанося головокружительный, почти смертельный удар - и рыбы, с восторгом приняв его, падали вниз, в холод, уходя в темноту глубин… Снизу они видели травы и кроны деревьев, замечали краями выпуклых глаз летящих птиц, не удивляясь вышине, в которой они парили…

Рыбы слушали привычную музыку реки и мелодию верхней, пронзительно знакомой части мира: вот шел дождь, стучал, гремело там, где летают птицы, и ветер расплескивал воду и старался смешать все звуки, а рыбы задумчиво плыли в узкой лесной реке, заросшей по обрывистым берегам черемухой и гигантским иван-чаем, внимая музыке мира и пытались сказать людям, что – то очень важное... безмолвно окающими ртами…

Виктор Петрик

Яндекс.Метрика '